Skip to main content

Парадокс универсального базового дохода

29.06.2018

УБД — горячая тема в “салонах” лидеров технологической сферы и миллиардеров Америки: это такое идеальное решение, устраняющее бедность и риск потери работ из-за автоматизации. Идея УБД, на самом деле, не нова — скорее, она сильно старше, чем вы.

Парадокс универсального базового дохода

15 декабря 2017 года специальный докладчик ООН по вопросам нищеты и прав человека Филип Элстон рассказал про свой визит в США в отчете. Он процитировал данные Стэнфордского университета по неравенству и бедности, в которых было сказано, что “если говорить о рынке труда, бедности, сети безопасности, неравного распределения богатства и экономических передвижений, США находится в конце второй десятки, на 18 из 21 месте”. Элстон написал: “американская мечта быстро превращается в американскую иллюзию — и у США сейчас самый низкий уровень мобильности населения среди богатых стран”. Всего за пару дней до этого, 11 декабря, The Boston Globe выпустили материал, в котором говорилось, что средняя стоимость домохозяйств в собственности афроамериканского населения среди не-иммигрантов в районе Бостона равняется $8, в то время как средняя стоимость собственности белого населения составляет $247,500.

Совершенно ясно, что неравенство разрывает американскую нацию на части, а программы, направленные на решение этой проблемы не работают. Я несколько лет вместе с главами технических компаний и представителями католической церкви участвовал в панельных дискуссиях о будущем работы. Тема волновала всех участников, и вопрос универсального базового дохода (УБД) постоянно обсуждался. Множество моих друзей изучали этот вопрос — но автор старательно избегал его. Потом стало совершенно очевидно, что пора разобраться.

УБД — горячая тема в “салонах” лидеров технологической сферы и миллиардеров Америки: это такое идеальное решение, устраняющее бедность и риск потери работ из-за автоматизации. Идея УБД, на самом деле, не нова — скорее, она сильно старше, чем вы. Суть заключается в том, что либо прямыми платежами, либо отрицательным подоходным налогом люди поддерживают соотечественников в нужде — или всех соотечественников — чтобы поддерживать уровень благополучия населения и улучшать его.

Любопытно, что этот подход поддерживали и консерваторы вроде Мильтона Фридмэна, и сторонники прогрессивных взглядов — например, Мартин Лютер Кинг мл. С другой стороны, критиковали концепцию тоже и либералы, и консерваторы.

Консервативные сторонники УБД считают, что он должен покрывать огромное количество дорогих социальных услуг, вроде здравоохранения и питания, и предоставлять финансовую поддержку нетрудоустроенных. Эти выплаты позволят людям самим решать на что тратить деньги — вместо того, чтобы это делало государство. Либеральные сторонники подхода предпочитают идею распределения богатств и дотаций определенным социальным группам вроде родителей в декрете: их работа не приносит дохода, но они не получают пособия по безработице. Кроме того, сторонники полагают, что внедрение УБД устранит бедность.

Тем не менее, среди как консерваторов, так и либералов есть те, кому концепт не особо нравится. Противники-консерваторы считают, что из-за УБД снизится мотивация работать, а сама программа будет стоить слишком дорого, учитывая то, что платить налог будут те, кто работают. Скептично настроенные либералы думают, что работодатели будут использовать УБД, чтобы платить еще меньшие зарплаты. Кроме того, они боятся, что политики будут продвигать концепцию как альтернативу социальным программам и спишут со счетов уже существующие институции, помогающие людям в нужде. Хотя кажется, УБД — партийный вопрос, его, как ни парадоксально, поддерживают обе партии.

Недавно я участвовал в панельной дискуссии на конференции. Модератор спросил слушателей и участников панели, что они думают о УБД. Консенсус приблизительно 500 человек звучал так: “мы скептично настроены, но должны экспериментировать”. УБД звучит как хорошая или не-такая-уж-и-хорошая идея для многих: мы очень плохо понимаем, как имплементировать концепцию и как отреагируют люди. Никто, на самом деле, не знает, о чем мы говорим, когда беседуем об УБД, — а дискуссии напоминают пьяную перепалку в баре во времена до смартфонов и Википедии. Хорошо, что существует несколько базовых принципов и исследований, которые могут помочь.

Универсальный базовый доход: теория

Интерес к УБД возродился в Силиконовой долине. Титаны технологической индустрии и ученые волнуются, что роботы и искусственный интеллект станут основной рабочей силой вместо людей — или подтолкнут людей к тупиковым работам. Некоторые исследователи утверждают, что роботы “трудоустроятся” на никзооплачиваемые работы, которыми не захотят заниматься люди. Другие ученые считают, что, наоборот, “худшие” работы достанутся людям — роботы якобы будут достойны большего. УБД сыграет роль в любом из описанных сценариев.

В прошлом году Илон Маск рассказал Национальной ассоциации губернаторов, что “подрыв” рабочего процесса был для него “самой страшной проблемой”. Он признался, что не видит простого его решения. Маск и другие предприниматели видят в УБД способ дать “подушку” для людей — на время, чтобы определится с занятием, с которым точно не смогут справиться роботы. Некоторые верят, что УБД даже может запустить новую волну предпринимательства, позволив всем, кто не достиг успеха раньше, взглянуть на американскую мечту.

Может быть, они слишком торопятся. Люк Мартинелли, исследователь в Институте методических исследований при Университете Бата, писал: “доступный УБД неадекватный, а адекватный нам не по карману”. Я думаю, он прав.

Одна из наибольших проблем с УБД заключается в том, что базовая сумма, которую нужно выдать, чтобы люди не работали, а искали чего-то получше (вместо того, чтобы позволять нанимателям меньше платить работникам) находится на отметке $1000 в месяц. Большинству стран это обойдется в 5-35% ВВП. Это очень дорого для любой развивающейся бедной страны, а единственный способ для таких стран внедрить УБД — забыть о финансировании установленных социальных программ. Это бы понравилось либертарианцам и некоторым консерваторам, но не всем остальным. Аргументы Силиконовой долины в пользу УБД базируются на убеждении, что наука и технологии обусловят экспоненциальное развитие общества. Это описал Питер Диамандис в своей книге “Abundance: The Future Is Better Than You Think”.

Диамандис утверждает: технологический прогресс — развитие здравоохранения, компьютерных наук и искусственного интеллекта среди прочих — обусловит расцвет технологической реальности, в которой нынешнее время будет казаться чем-то вроде Средневековья. Человеческий разум, по его мнению, не может постичь эту идею полностью, ведь мы постоянно недооцениваем долгосрочные планы. Если сценарий разовьется за несколько десятилетий, пишет Диамантис, мы станем невообразимо богаты. “Скоро у нас появится возможность соответствовать и расширять базовые потребности любых мужчин, женщин и детей на планете. Богатство возможно для всех нас”. (Ребята, занимающиеся технологиями, часто забывают, что вообще-то у нас есть достаточно продуктов, чтобы накормить весь мир; проблема заключается в распределении этих продуктов).

Огромное количество миллиардеров в технической сфере считает, что их ум и богатство помогут бедным перестать быть бедными без каких-либо последствий или страданий. Собственно, почему бы и нет? Их компании и состояния постоянно растут, и, кажется, этот рост не собирается останавливаться — Марк Андриссен предсказал это в своем знаменитом эссе “Why Software is Eating the World”. Большинство лидеров в Силиконовой долине заработали свои состояния на экспоненциально растущем рынке, без вовлечения в агрессивные тактические махинации, которые требовались для получения состояния раньше. Они ощущают, что их бизнес отлично справляется, — и это, я думаю, дает им основания для благотворительности.

Универсальный базовый доход: практика

Если эксперты научно-технической сферы правы, и автоматизация действительно увеличит ВВП Штатов, им, вероятно, и стоит заниматься связанными с ней проблемами. По крайней мере, так думают они сами. Лидеры технологий проводят эксперименты и финансируют исследования в области УБД, чтобы подготовиться к будущему, которое позволит их компаниям продолжать расти и, одновременно с этим, поддерживать стабильность в обществе. (Разнообразные организации уже экспериментировали с формами УБД за прошедшие годы. В некоторых случаях они получили доказательства, что люди, получающие УБД, на самом деле, продолжают работать и что УБД дает людям возможность уйти с работ, которые им не нравятся, и искать работы получше или продолжать учебу). Сэм Элтмэн, президент Y Combinator, занимается проектом, цель которого — давать людям деньги (просто так) и смотреть, что они будут делать.

Эксперимент Элтмэна прозаично называется Basic Income Project. В его рамках деньги будут давать 3000 людям в двух штатах в течении пяти лет. Тысяче человек будут давать $1,000 в месяц, а остальные получат $50 в месяц — они станут контрольной группой. Эксперимент должен дать важную информацию о том, как люди ведут себя, когда им дают деньги просто так. Пока доказательств, на которых можно было бы строить теории о поведении в таких ситуациях, не появлялось. Другие вопросы, на которые Элтмэн собирается ответить в ходе эксперимента: будут ли люди использовать “подушку” ежемесячных выплат, чтобы искать работу получше? Вернуться ли они в университет или школу? Улучшится ли неврологическое развитие детей? Упадет ли уровень преступности?

Как и в случае с разнообразными социальными инициативами на высоких уровнях, правительство может поддержать или не поддержать УБД на практике. Недавно, например, экспериментальное внедрение УБД предложили в Финляндии. Финское агентство социального обеспечения и группа ученых предложили платить трудоустроенным и безработным людям 550-700 евро в месяц. Консервативное правительство воспротивилось предложению, считая, что деньги должны выдаваться только безработным. Понятное дело, их не интересовал вопрос того, что трудоустроенные люди, которые получали бы выплаты, могли бы поискать другие работы или обучиться чему-нибудь новому. Правительство заявило, что “главная цель эксперимента с базовым доходом связана с популяризацией трудоустройства”. И вот: многообещающий эксперимент по эмпауэрменту трудовых и либеральных ценностей стал консервативной программой, возвращающей людей обратно к дурацким работам. А заодно и прекрасной демонстрацией того, как политики могут повлиять на попытки тестировать или внедрять УБД. (Конечно, результатов программы нужно подождать — они будут в 2019).

Крис Хьюз, один из основателей Facebook и не-такой-уж-и-миллиардер — человек, продвигает концепцию УБД, которая балансирует между технологической утопией Силиконовой долины и либеральными взглядами Восточного побережья. Мне она кажется довольно симпатичной.

Его новая книга “Fair Shot: Rethinking Inequality and How We Earn” полностью описывает его взгляды. Хьюз полагает, что ввести УБД в Америке можно уже сейчас. Он говорит: “мы можем дать каждому американцу и каждой американке стабильность, предоставив им деньги”. Для этого нужно ввести ежемесячную выплату в $500 для налогоплательщиков низшего и среднего класса через налоговый кредит на заработанный доход, НКЗД. Он бы расширил НКЗД, чтобы тот покрывал нужды заботящихся о детях, получающих образование и пожилых людей (сейчас неоплачиваемые работы не покрываются НКЗД). Хьюз считает, что такой подход бы снизил бедность в США вполовину. Судя по его данным, НКЗД сейчас обходится Америке в $70 миллиардов в год. Его УБД-программа потребует еще $290 миллиардов. Исследование Эммануэля Саца и Габриэля Зукмана указывает, что у 1% американцев денег столько же, сколько у 90% американцев. Хьюз планирует повысить налог на доход для этого 1% — то есть, для людей, зарабатывающих больше $250,000 в год — с 35% до 50%, и начать считать капитал доходом, облагая его 50% процентами налога (вместо теперешних 20%).

Он, в общем-то, подкрепляет слова делом и пишет проект, в рамках которого планируется выдавать $500 в месяц жителям Стоктона, штат Калифорния.

Спасет ли УБД Америку? Конгресс и президент недавно приняли налоговый закон, который, наоборот, снижает налог на богатство, но я думаю, предложение Хагса в какой-то мере валидно, так как EITC — довольно популярная программа. Правда, мне кажется, что политический климат и способность обсуждать вещи рационально сейчас сильно страдают — и это не говоря уж об обычных вызовах, с которыми сталкиваются люди, когда пытаются превратить идею в закон. Тем временем, великолепно, что миллиардеры в Силиконовой долине осознали негативное влияние их бизнесов и организуют эксперименты для создания доказательной базы для УБД.

Оптимистичен ли я? Нет. Нужно ли постараться и дать УБД шанс достичь цели? Да, и еще раз да.

Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями в социальных сетях: